Шуховская башня ждет олигархов

Сдвигается с мертвой точки дело с ремонтом или реставрацией Шуховской радиобашни. Однако то, как оно «сдвигается», вызывает беспокойство у хранителей этого уникального памятника инженерной мысли и авангардной архитектуры – у тех, кто наблюдает за ней последние десятилетия.

«Росбалт» писал о судьбе радиобашни два года назад, 19 апреля 2010 года. Но дата 13 марта здесь вообще в некотором роде «юбилейная».

«Ровно три года назад, 13 марта 2009 года, — рассказал корреспонденту «Росбалта» заместитель директора фонда «Шуховская башня» Сергей Арсеньев, — Владимир Путин на встрече с министром связи и массовых коммуникаций Игорем Щеголевым дал указание привести башню в порядок. Обещанного три года ждут, но башня пока находится в таком же ржавом состоянии, что  вызывает возмущение общественности. А ведь это – последняя сетчатая оболочка Шухова в Москве. Норман Фостер использует шуховские сетчатые оболочки в каждом третьем своем проекте. В Лондоне стоит его небоскреб «Огурец», покрытый такой сеткой, башня по шуховскому патенту высотой 610 метров построена в Гуанчжоу, а последнее сохранившееся сетчатое творение Шухова в Москве, подтверждающее приоритет России в прогрессивной архитектуре XXI века, стоит в униженном состоянии».

Но обо всем по порядку. Шуховская башня – сетчатая стальная конструкция, возведенная гениальным инженером и ученым Владимиром Шуховым по поручению Ленина во время гражданской войны – более полувека исполняла роль главного радио-, а затем и телевизионного «распространителя» СССР. После появления Останкинской телебашни, шуховская конструкция высотой в 160 метров постепенно переходила на вспомогательные роли, а после ремонта Останкинской башни вслед за пожаром на 2005 года «отошла от дел». Грандиозная «сетка» в районе метро «Шаболовская» страдает от коррозии и мало-помалу разрушается.

Но в эти дни, кажется, началась-таки подготовка к реставрации. Проведен государственный тендер, пока только на проект реставрации, и его победитель, компания «Качество и надежность», приступил к разработке документации. На весь ремонт башни из федерального бюджета выделено 135 млн рублей, на разработку проекта – 10,5 млн.

«Деньги вообще-то выделены, — отметил в данной связи замдиректора фонда «Шуховская башня. — Правда, не в достаточном объеме – в январе прошлого года было постановление правительства РФ о выделении 135 млн. рублей. Этого явно недостаточно, потому что меньшая и менее прокорродировавшая башня Шухова под Нижним Новгородом потребовала для ремонта около 200 млн рублей, и надо еще млн 20, чтобы довести до конца».

«Мы пытались объяснить «хозяевам» башни из ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС), что нужно просить больше, — рассказал далее Сергей Арсеньев. – И заместитель главного инженера РТРС Вадим Орешников с нами соглашался. Но ему пришлось уйти на пенсию, и люди, которые его заменили, на контакт с нами не шли, – дескать, мы умнее. Хотя у нас международные эксперты из Австрии, Швейцарии, Германии. В какой-то момент мы обратились в Москомнаследие. Оно нас поддержало, и 13 апреля 2010 года было совещание в Москомнаследии с представителями прокуратуры, где представители РТРС предъявили экспертизу ЦНИИ строительных конструкций имени Кучеренко. Она отличалась то экспертизы ЦНИИ «Проектстальконструкция» имени Мельникова, выполненной на 10 лет раньше, в лучшую сторону. То есть, башня сама выздоровела и поправилась, ее надо только покрасить».

«С этим не согласились ни представители ЦНИИПСК имени Мельникова, ни наш фонд, — продолжал собеседник агентства. — Москомнаследие судилось с РТРС, требуя представить проект реставрации. На что РТРС отвечало, что экспертиза ЦНИИСК имени Кучеренко правильная, и на ее основе они сами разрабатывают проект. До сих пор проект до конца не разработан, это все держится в секрете, кулуарно».

А что с конкурсом?  «Тендер был, причем, в первый раз всех претендентов отклонили, потому что ни у кого не было лицензии на реставрацию. Но у нас все бумажки получаются, – появилась организация с такой лицензией и выиграла конкурс. Именно на проектирование эта организация деньги получила».

В чем же дело? По мнению фонда,  даже для проектирования требуются действительно дорогие операции, на которые 10,5 млн рублей не хватит.

«Какой можно сделать проект реставрации на 10,5 млн рублей? – задается вопросом Сергей Арсеньев. — Там щелевая коррозия. Там лишние элементы, в 1973 году навешенные по поручению «умных инженеров», решивших, что Шухов чего-то не предусмотрел. Эти конструкции сделаны из худшего металла, и тот металл, который там с 1920-х гг. стоит, корродирует меньше, а новый, 1973 года, весь покрылся коррозией. На третьем «гиперболоиде» (гигантском сетчатом этаже) лишние кольца – они все ржавые. Их надо убирать, как и лишние переходные мостики. Фундамент в том же году бетоном залили, с тех пор нижнее кольцо в бетоне, и не видно, как оно прокорродировало – а оно явно прокорродировало».

Некоторые из операций международное сообщество ценителей архитектуры даже сочло возможным выполнить бесплатно.

«Нужно делать лазерное сканирование и фотограмметрия конструкции, — рассказал Арсеньев. — Высшая  техническая школа Цюриха взялась провести эти работы, — и, кажется, это все-таки должно состояться в июне. Это позволит полностью снять копию сооружения, всю геометрию и состояние поверхности до миллиметров. Это будет делать великий швейцарский ученый Армин Грюн, который воссоздал по обломкам и фотографиям в фотограмметрической трехмерной модели разрушенные талибами статуи Будды в афганском Бамиане. Такие люди к нам бесплатно приезжают, и им еще приходится по полгода разрешение получать. Эксперты есть, но никто не желает ими пользоваться. Международная комиссия создана так и не была: Лужкова убрали, руководство Москомнаследия сменилось, а у нового руководства пока  другие заботы».

Собственно, фонд «Шуховская башня» пока никого ни в чем не обвиняет: он только выражает обеспокоенность и печальное недоумение в связи с недостатком финансовых средств, а самое главное, гласности в вопросе о судьбе памятника. Можно, конечно, и про руководителей фонда сказать, что они, мол, обиделись, что их отстранили от решения реальных вопросов, и что вообще, они слишком многого хотят.

Но гласности действительно нет. Никаких «общественных слушаний» по судьбе Шуховской радиобашни не проводится. Пока есть только ведомство – ФГУП РТРС и его патрон, Министерство связи. И есть фонд, возглавляемый правнуком Шухова, и множество поклонников Шухова по всему миру. А в самой Москве все вроде как «глухо» — только московские архитектурные ценители тоже беспокоятся, памятуя, что судьба таких «ведомственных памятников» порой бывает драматична: вон, Круговое депо Октябрьской железной дороги чуть было не снесли совсем недавно, насилу его отбили новые московские власти. Шуховскую башню никто сносить не собирается, да и переделывать ее на манер «Детского мира» было бы затруднительно даже просто технически. Но что все-таки сделают – совершенно неясно.

«В Нижнем Новгороде было шесть башен Шухова, – рассказал Сергей Арсеньев. — В 1992 году четыре башни срезали на металлолом. Две самых высоких объявили памятниками – и одну все равно срезали тоже на лом. Был скандал международный, в Германии, в Англии, Швейцарии и Австрии. Тут, к счастью, в Нижегородской области сменился губернатор. Пришел Шанцев и потребовал ответа. Сначала сказали, что это бомжи срезали… Какие бомжи! Это промышленная кража, с использованием кранов и баржи. В результате был снят глава «Нижновэнерго». Вторую башню в последний момент удалось спасти, когда ее уже начали подпиливать: из 40 ног, 16 подпилили. Но энергетики стали платить, и сделали ремонт, укрепили набережную на Оке – теперь иностранцы ездят, радуются. Благодаря Валерию Павлиновичу Шанцеву такое доброе дело сделали».

А хочет фонд, в некотором роде, действительно многого, — что с его стороны, в общем-то, и естественно. Голубая мечта хранителей башни – осуществить разработанный в 2009 году проект благоустройства всей территории вокруг башни.

«Это был проект, который поддерживал Виктор Степанович Черномырдин, — рассказал Арсеньев. — Он у нас в совет фонда входил. Проект превращения территории вокруг башни в парк. А под землей – Шуховский центр и музей нефти, газа и трубопроводного транспорта России. Вокруг – парк с прудами со стеклянным дном, под ними – музей. Но Черномырдин умер, а проект до сих пор остается без внимания».

Дорого, конечно. По признанию Арсеньева, весь проект целиком обошелся бы в $1 млрд. Но была надежда, — и Черномырдин ее разделял, — что за дело возьмутся нефтяные компании: российские олигархи очень уважают Шухова как крупнейшего конструктора в нефтяной отрасли, изобретателя нефтяного крекинга, трубопроводов, танкеров и газгольдеров.

Ко всему прочему, рядом с башней, у метро «Шаболовская», высится, возможно, самый грандиозный в Москве «долгострой» — Шаболовка, 35. Огромное 14-этажное здание без стекол действительно служит мрачноватой загадкой.

«Это здание военно-космической связи СССР, которое было брошено после смены власти, — поделился информацией замдиректора фонда. – Его Сагалаев пытался к ВГТРК присоединить, но не получилось. Восстановить это можно только решением правительства РФ. Там есть залы двухэтажные с потолками под 12 метров, где можно сделать съемочные студии шикарные. Вся группа телекомпаний, которая вокруг башни обитает, с лихвой поместится в этом здании. Этот долгострой сделан из бетона марки 400, который на маленький ядерный взрыв рассчитан. Там 14 этажей, а под землей неизвестно сколько. Кто-то хотел снести, но бетон марки 400 попробуй снеси».

По идее, можно было бы, например, переселить (с комфортом) телевизионщиков в реанимированный долгострой, — а территорию отдать нефтяным магнатам, дабы на ней нашлось место и их офисам, и парку. Первоначальное накопление капитала в нефтяной отрасли, кажется, закончилось – пора бы и «благородству начать обязывать».


Поделиться в соц. сетях

You can leave a response, or trackback from your own site.
Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-tvtower.ru активная индексируемая ссылка желательна