Башня устала стоять

90 лет исполняется Шуховской радиобашне в Москве — одному из интереснейших памятников отечественного авангарда. Это лишний повод задуматься о судьбе сооружения, которое ни разу полноценно не ремонтировалось и находится в удручающем состоянии. Вроде бы власть соглашается с экспертами и наследниками, что башню надо спасать, — но активнее всех пытаются это сделать… немцы.

Об инженере Владимире Шухове и его наследии можно говорить много — и наша газета уже рассказывала о его судьбе три года назад (“Инженер, опередивший время”. “Солидарность” № 1, 2009). 14 марта исполнилось 90 лет его самому известному сооружению — телерадиобашне на Шаболовке. Но юбилей выходит не особенно радостным — именинница спрятана за колючей проволокой на режимной территории ФГУП “Российская телевизионная и радиовещательная сеть” и медленно, но верно умирает от коррозии.

Казалось бы, эта башня — признанный памятник архитектуры, пусть и московского значения (хотя немало экспертов считают, что она достойна включения в федеральный реестр — с прицелом на то, чтобы рекомендовать ее в список Всемирного наследия ЮНЕСКО). Но сейчас не то что посетители — независимые исследователи не могут попасть на территорию башни, чтобы сделать экспертизу ее состояния. При этом настоящей реставрации башни так никогда и не проводилось. Башню, конечно, пробовали укреплять, но то, как это делалось, напоминает о поговорке про дорогу и благие намерения: в 1970-е годы было залито бетоном подвижное основание башни, специально спроектированное Шуховым, и приварены лишние кольца жесткости. А ведь одно из условий долголетия шуховской конструкции — это гибкость и подвижность. Дальнейшая судьба памятника, таким образом, непонятна.

Шаболовка, фабричная окраина дореволюционной Москвы, стала интенсивно застраиваться, едва страна выбралась из разрухи начала двадцатых. В итоге эти места стали настоящим заповедником, где довольно неплохо сохранилась городская среда Москвы раннесоветской. Здешние жилые кварталы, спроектированные архитекторами-рационалистами во второй половине 1920-х годов, сейчас даже находятся под охраной государства. Органичная доминанта всего района — построенная Шуховым радиобашня.

Башня старше остальной авангардистской Шаболовки: решение о ее постройке было принято еще в 1919 году. Шла Гражданская война — и стоит ли говорить, насколько важным в тех условиях большевики считали налаживание радиовещания на всю страну сразу. Было решено “установить в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию, оборудованную приборами и машинами наиболее совершенными и обладающими мощностью, достаточной для выполнения указанной задачи”. Дело это поручили инженеру Шухову.

Шухов был человек весьма разносторонних талантов, и след свой сумел оставить во многих сферах, так или иначе связанных с инженерией. Но архитекторы ценят его прежде всего за то, что он первый применил в строительстве принцип гиперболоида: сетчатая, криволинейная несущая поверхность, собранная из прямых линий, обладает превосходной жесткостью, да и красотой тоже. Без Шухова едва ли можно представить себе позднейшую архитектуру хай-тека; этот принцип до сих пор повторяют в работе такие, к примеру, гиганты, как любимец московских градоначальников Норман Фостер, и далеко не только он.

К моменту начала строительства московской радиобашни Шухов уже успел возвести ряд гиперболоидных башен по всей стране. В 1907 году на воду был даже спущен броненосец “Павел I” с “шуховскими” сетчатыми мачтами. Поэтому вопроса, кому доверить строительство высотной радиоточки, перед большевиками не стояло.

Возведение башни началось в 1920 году. В условиях полуголодной Москвы и тотальной нехватки всего, вплоть до дров, не говоря уж про металл, проект действительно выглядел впечатляюще. Первоначальный вариант, предоставленный правительству Шуховым, предполагал, что высота башни составит 350 метров, что выше, чем получилось в свое время у Гюстава Эйфеля. При этом сооружение Шухова должно было стать гораздо легче: если трехсотметровый символ Парижа весит больше семи тысяч тонн, то масса шуховского гиперболоида составила бы всего 2200 тонн. Не сложилось по ряду причин, главная из которых — банальная нехватка материала.

Из-за недостатка металла строительство постоянно тормозилось. А когда пришел черед поднимать наверх четвертую секцию конструкции, что-то пошло не так, секция рухнула, повредив вдобавок третью. Далее был суд, который вынес приговор: инженера — расстрелять. К счастью, условно — тезис “незаменимых нет” в его случае не работал.

Наконец 14 марта 1922 года радиобашню приняли в эксплуатацию. А с 1939 года с нее уже начали трансляцию телепередач. В этом же качестве она используется и по сей день. Когда не так давно случился памятный пожар на Останкинской телебашне, на Шаболовку были переброшено вещание центральных каналов. Как утверждают защитники башни, допустимая нагрузка на нее была превышена при этом раза в три.

Сейчас, правда, телерадиовещание с башни больше не ведется — не так давно для этих целей была построена новая вышка на улице Демьяна Бедного. Но открыть доступ к “режимному объекту” никто не торопится.

— То, что стоит сейчас в центре Москвы, — это позор Шухову, это изуродованная, шаткая конструкция. Если правительство России не заинтересовано в спасении данного объекта, то проще снять этот фигов лист и принять решение о сносе башни, — сделал неожиданное заявление правнук инженера и глава фонда “Шуховская башня”, тоже Владимир Шухов. Это высказывание, сделанное 14 марта на пресс-конференции, посвященной 90-летию башни, в Музее современной истории России, сразу разлетелось по информагентствам.

Ситуация с наследием Шухова в столице вообще неоднозначная. Так, под угрозой находится прозрачная крыша музея имени Пушкина — уже не первый год обсуждаются планы реконструкции музея по проекту упомянутого Нормана Фостера (парадокс — при этом сам Фостер к Шухову относится довольно почтительно). Едва не снесли недавно и первое московское трамвайное депо имени Апакова, спроектированное инженером; оно, кстати, тоже находится на Шаболовке.

Ладно столица — на территории России его башни зачастую разрушаются без всякого пригляда. Очень показательна судьба гиперболоидных опор линии электропередачи, построенных Шуховым в конце 1920-х в Нижегородской губернии. Здесь инженер применил ту же концепцию, что и при строительстве радиобашни на Шаболовке: представьте себе шесть “сестер” московской башни среди леса на берегу Оки. Зрелище было впечатляющее! Увы, говорить об этом можно лишь в прошедшем времени: до конца XX века дожило лишь две конструкции — остальные были распилены при ликвидации ЛЭП. Уже совсем недавно — в 2004 году — разобрали на металлолом еще одну башню. Оставшуюся спасли в последний момент, когда та уже лишилась части опор, выпиленных местным населением… Благодаря вмешательству общественности (не в последнюю очередь, кстати, зарубежной) на башне-опоре был проведен ремонт — и падение ей, по крайней мере в ближайшее время, не грозит.

Ну а о том, что шаболовская башня — памятник — нуждается в ремонте, вспомнил еще в 2003 году ныне опальный Юрий Лужков. Мало того, в 2009 году о необходимости отреставрировать башню высказался и Владимир Путин. В конце 2010 года правительство даже выделило на эти цели 135 млн рублей (и еще 10 млн — на разработку проекта). Цифра более чем скромная: по словам представителей фонда, чтобы как следует отреставрировать башню при ее нынешнем состоянии, потребуется больше. Тем не менее, реальных подвижек пока не видать — разве что пользователь провел конкурс на право разработки документации по реконструкции башни. Конкурс выиграло ООО “Качество и надежность” (одно из основных направлений деятельности — разработка интерьеров; в активе также реконструкция ряда зданий госучреждений и высотки Райффайзенбанка). Но пока башня как стояла, так и стоит. Правда, вот на ее территорию с тех пор и вовсе перестали пускать посторонних. И когда в октябре прошлого года обследовать башню прибыла международная делегация ученых во главе с профессорами Райнером Бартелем и Райнером Грефе, ее попросту не допустили на охраняемую территорию — даром что те подавали предварительную заявку.

А пока палочкой-выручалочкой во всей этой истории опять могут стать иностранцы: 2 млн евро на комплексное обследование башни, необходимое, чтобы говорить о дальнейших действиях по ее спасению, решило выделить немецкое научное сообщество. Согласование экспертизы, которую будут проводить с помощью беспилотного летательного аппарата, пока в процессе — исследование собираются провести, когда станет тепло.

ПРУДЫ ИЛИ КОКОН?

Пока же фонд и архитекторы — все на том же мероприятии в Музее современной истории России — представили свои варианты обустройства территории у башни. Авторы проектов, как правило, молоды — это студенты или выпускники архитектурных вузов, российских и заграничных.

Симпатии самого Владимира Шухова-младшего на стороне проекта студентов Академии коммунального хозяйства и строительства во главе с Анной Торовой. Просторная зеленая зона на месте части существующих вокруг башни построек с радиально, будто эфирные волны, расходящимися от шуховской конструкции водоемами; рисунок парковых дорожек при этом с птичьего полета должен перекликаться с рисунком сетки направляющих самой башни.

Журналисты, правда, более впечатлились другим проектом, который подготовила дипломница из Англии Алисия Ткач — во многом из-за провокативности ее варианта. У подножия башни молодой архитектор предложила соорудить футуристического вида рекреационно-туристический центр, а саму башню и вовсе упрятать в сетчатый кокон, который, по утверждению разработчиков, в светлое время будет практически не виден, а ночью позволит красиво подсветить радиобашню.

Впрочем, предложенные проекты пока, скорее, лишь абстрактное пожелание “как оно могло бы быть”: ничего конкретного о возможности их реализации сказать нельзя. Ну и, конечно, встает вопрос с деньгами. Сама реконструкция башни, по словам Шухова-младшего, потребует не меньше 10 млн долларов.

Взять их пока неоткуда. Хотя, как утверждает глава фонда, вложение это перспективное:

— Если сделать башню туристическим центром, то эти деньги быстро окупятся. А так стоит — ни туда ни сюда…

Впрочем, чтобы башня стала привлекательным объектом, надо, чтобы авангард у нас в стране оценили не только искусствоведы и им сочувствующие. Задачка, прямо скажем, не из легких. Может, немцы помогут?


Поделиться в соц. сетях

You can leave a response, or trackback from your own site.
Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-tvtower.ru активная индексируемая ссылка желательна