Адвокат Жаров Антон Алексеевич Страх и совесть

Пожар на останкино

Когда в 2000-м горела Останкинская телебашня, я ехал по Ботанической улице и рядом со мной сидел мой брат из другого города. От «останкинской иглы» шёл дым. Радиостанция «Маяк», на которой я тогда работал, голосом бодрого спортивного комментатора Курашова вещала: «Мастерски работают вертолётчики!» Он жил на Аргуновской, и из окна прекрасно видел, и выходил по телефону в эфир…

Я прикинул, что будет, если она вдруг упадёт (а про это стали говорить чуть не сразу), оставил машину во дворе жилого дома (с тыльной стороны) и пошёл прорываться за оцепление…

Было это в 6 вечера. Потом было почти 10 часов адской работы с эфирами раз в 15-20 минут, опровержениями, слухами, информацией от строителей башни, её проектировщиков, пожарных… Трест, в котором работала моя мама, в своё, разумеется, время, строил эту башню. Маме пришлось вспомнить и найти телефоны всех «мастадонтов», которые её строили.

Ни один из них даже в мыслях не допускал, что башня может упасть, и все они, несмотря на очень-очень пожилые годы, чётко помнили и все технические характеристики и чуть ли не расчёты, почему поставили именно такого диаметра куда-то какую-то фигню…

Это было незабываемо. И это был последний мой эфир на радио в качестве журналиста.

Теперь я смотрю на «мастерство вертолётчиков» тушащих башню на Пресне и — отмечаю разницу. Не только в 12 лет. В принципе.

Чуть в сторонку. Почитал отчёты Межгосударственного авиационного комитета, организации, расследующей все авиапроисшествия на территории РФ, и с самолётами отечественного производства.

Почти три часа потратил, чтобы прочитать про три аварии. Первое, что поражает (приятно) — высокий профессионализм того, кто это пишет. Люди очень чётко и грамотно всё могут описать, рассказать, разложить по полкам и, в конце концов, понять, что именно привело к аварии. Какая роковая ошибка, какой там «контакт залип» или лампочка не сработала.

Но гораздо интереснее (и важнее) то, что они описывают попутно. Поскольку мелочей быть не может, они, «ребята» из МАК, досконально пролистывают всю-всю документацию, сверяют всё-всё, до малейших нестыковок. И обнаруживают…

Например, выясняется, что в значительном числе наших аэропортов, система метонаблюдения находится в непотребном состоянии. Средства наблюдения — не менялись, наверное, с начала наблюдений. Штат укомплектован чуть ли не на 30%, из-за чего наблюдения ведутся в значительной степени «на глазок» и «по-быстрому», а контингент сотрудников представлен людьми пред- и пенсионного возраста. Что само по себе, может, и неплохо (прогнозисту нужен опыт), но не удивляет, например, что в каком-то случае метеоролог просто не пошёл что-то там измерять, а написал наобум… Из опыта, так сказать.

Например, выясняется, что значительное число наших аэропортов имеют карты захода на посадку и вообще карты, выполненные в системе координат 1942 года, что совершенно не совпадает с современной (1990 года) системой. Что, может быть, и наплевать изготовителям глобусов, но для самолёта идущего на посадку — это разница на 70 метров в одну сторону и 130 — по другой оси. Причём в части аэропортов — система «новая»,  в части «старая», и часто вообще не написано, какая же применяется в данном случае.

Например, выясняется, что значительная часть авиадвигателей (мягко сказано) — контрафактные. То есть, происхождение их неизвестно, документы подделаны, кто делал ремонт и что там на них стоит — неясно. Летает — и слава богу.

Например, выясняется, что стандарты тренировок для экипажей не соблюдаются везде и повсеместно (только бумажки пишут, что оттренировались), что подделываются результаты медицинских осмотров (а потом в Ярославле летит пилот с ногами, которые не обладают чувствительностью), что нарушаются предельные «налёты» пилотов в месяц,  а иногда и в сутки…

И это всё в МАК знают, публикуют, Анодина выступает и ровно это говорит.

Но изменений что-то не видно. Принципиальных, по крайней мере.

Даже в позднем брежневском периоде, значительной массе населения было всё-таки стыдно выдавать чёрное за белое…

Я по-прежнему считаю, что наиболее сильным фактором, управляющим человеком, является совесть. Нет людей, которым было бы приятно прослыть негодяями.

Да, г-на Гундяева, скажем, уже не переделать: что ни говори, всё роса с неба. Но того мужика, который намазывает свежей краской старый трансформатор, чтобы потом продать его за новый — это, может, остановит? Главного инженера, ставящего подпись под «ремонтом»? Судью Боровкову, понимающую, что она делает, и степень адекватности своих «дел»? Впрочем, про Боровкову я размечтался.

Совесть есть не у всех. Некоторые должны боятся.


Поделиться в соц. сетях

You can leave a response, or trackback from your own site.
Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

При копировании или цитировании материалов с сайта moscow-tvtower.ru активная индексируемая ссылка желательна